Материалы

Русское искусство Петровской эпохи

Автор материала – Елена Николаевна Елиференко 

Введение

Петровская эпоха в истории России занимает особое место. В этот небольшой период (конец XVII в. – первая четверть XVIII в.) свершились преобразования, оказавшие огромное влияние на развитие политической, экономической и культурной жизни страны.

Свой вклад наряду с энергичной и целеустремленной деятельностью Петра I внесли в развитие русского государства, русской науки и культуры сподвижники молодого императора: первый генерал-губернатор Санкт-Петербурга А. Д. Меншиков; известные полководцы и адмиралы Б. П. Шереметев, Ф. А. Апраксин, М. М. Голицын; дипломаты Б. И. Куракин, П. А. Толстой, П. П. Шафиров; основоположник русской исторической науки В. Н. Татищев, изобретатель А. К. Нартов. Среди них были представители не только родовитых боярских фамилий, но также выходцы «из подлых», получившие чины благодаря личным способностям и заслугам перед отечеством.

Необходимость выхода России в Балтийское море привела в 1703 году к основанию Петербурга. И если первоначально «парадиз» Петра I был форпостом на боевых рубежах, то к 1720-м годам он уже был известен как главный морской торговый порт, а в 1712 году получил статус столицы.

Среди петровских преобразований значительное место занимают реформы в области культуры, способствовавшие победе светского начала в просвещении, литературе и искусстве. В это время создается новая система образования. В Москве и других городах были открыты многочисленные школы (навигацкие, цифирные, артиллерийские, инженерные и т.д.), где учились и дворянские недоросли, и дети из других сословий. Многие из них были отправлены на учебу за границу для изучения строительства кораблей, мореходного дела и прочих «наук и художеств». Пенсионерство, т.е. обучение за рубежом, приняло достаточно широкий характер. Вместе с этим большое количество иностранных специалистов были приглашены на русскую службу.

В этот период значительно увеличивается количество печатных изданий светского содержания: учебники («Арифметика» Л. Ф. Магницкого,   букварь Ф. П. Поликарпова и др.), различные пособия и руководства. С 1703 года стала издаваться первая русская газета «Ведомости», появились первые исторические труды, а 28 января 1724 года была основана Академия наук, объединившая  научно-исследовательские и педагогические функции (при Академии был открыты университет и гимназия). Перед Академией Петром I ставилась задача, чтобы «ученые люди о совершенстве художеств и наук трудились». Под «художествами» тогда подразумевали различные виды искусств, технические и художественные ремесла. Не случайно в начальный период своего существования она официально называлась  Академией наук и художеств. Вплоть до начала 1760-х годов Академия была не только главным центром развития науки и техники, но и важнейшим центром развития искусств и художественных ремесел.

Наряду с государственными преобразованиями значительные перемены наступили и в искусстве первой четверти XVIII века. Его быстрое развитие было обусловлено наличием в России богатейшего опыта художественной культуры Древней Руси, вобравшей достижения храмового строительства, иконописи и народного творчества. Главное отличие нового искусства от допетровского в том, что оно развивалось на светской основе.

Еще в XVII веке появляются попытки приблизить искусство к действительности. Это прослеживается в отходе иконописцев от канонов композиционного решения икон и церковных росписей («бытовое решение» библейских и евангельских сюжетов в виде жанровых сцен из жизни), появление «парсун» в живописи,  увеличение количества декоративных элементов в культовой и гражданской архитектуре.

Чувство национальной гордости, вызванное крупными военными победами России, идея служения государству, новое понимание роли личности в обществе, отдающее приоритеты человеку-созидателю независимо от его родословной – причины необычайного подъема отечественного искусства первой четверти XVIII века.

Петр I хорошо понимал силу воздействия изобразительного искусства, используя его возможности при решении важнейших практических задач государственного строительства и создания определенного настроя в обществе через оформление массовых праздников, театральных представлений, маскарадов, военных парадов и фейерверков. Произведения архитектуры, скульптуры, живописи и графики призваны были служить упрочению абсолютизма, прославлению петровских побед и преобразований.

Но если на первых порах в произведениях русского искусства присутствовали черты рациональности, простоты, сдержанности форм, то к 1720-м годам, особенно после провозглашения России империей, начинают усиливаться черты нарочитой парадности и роскоши.
 

Архитектура и монументально-декоративная живопись

Русская архитектура петровского времени – архитектура переходного периода. Изменившееся восприятие мира и сложившийся новый общественный быт, строительство городов, крепостей, портов (Петербурга, Азова, Таганрога) требовали быстрых темпов освоения новых материалов, строительных приемов, разработки новых типов зданий, иного композиционного и декоративного решений. Нужна была архитектура нового стиля. Деревянная архитектура должна была уступить место  каменной.

Кабинет. Домик Петра I

Кабинет. Домик Петра I

Развиваясь в русле общеевропейского стиля барокко, русская архитектура сохранила  свои национальные особенности и характерные черты, приближаясь по своей сущности к «северному барокко».  Она играла особую роль в упрочении государства, отражая общий масштаб грандиозных перемен, способствовала объединению всех видов искусств, их взаимному обогащению.

Новые идеи и тенденции наметились в русской архитектуре уже к концу XVII столетия и в первую очередь в строительстве каменных жилых зданий крупных городов (Москвы, Пскова, Ярославля и других). Это выразилось в стремлении к компактности планов, симметрии в решении внутреннего пространства в отличие от прежних живописности и асимметрии, в появлении новых элементов убранства.

Домик Петра I. 1703

Домик Петра I. 1703

Город на Неве с самого начала мыслился и создавался не только крепостью, но и городом-портом, призванным связать Россию морскими путями со многими странами мира, «прорубить окно в Европу». Градообразующим центром стала крепость и первая церковь – во имя Петра и Павла на Заячьем острове, а одной из первых построек – деревянный домик Петра I «Красные хоромцы», как тогда называли это сооружение, первое жилище  царя на берегах Невы.

Домик Петра I. 1703

Вид от Домика Петра I на Летний Сад и Дворцовую набережную. 1820-е гг. Гравюра

Вид от Домика Петра I на Летний Сад и Дворцовую набережную. 1820-е гг. Гравюра

Домик Петра I был построен из дерева неизвестными солдатами-плотниками 24-26 мая в год закладки крепости и города Санкт-Петербурга. Фасад раскрашен масляной краской под кирпич, конек гонтовой крыши украшали резные деревянные мортира и две бомбы. Использовался как «первоначальный дво­рец» в летние месяцы. В 1723 г. вокруг домика была сооружена каменная галерея с крышей для защиты от непогоды. В 1846 г построили новый футляр по проекту Р. Кузьмина, сохранившего размер и план прежней галереи.

«На этом месте … некогда было 15 лачужек, в которых жили шведские рыбаки …, царь приказал построить маленький домик о двух комнатах, в которых сам жил. Этот домик стоит и теперь, покрытый черепицей, но без окон. Для лучшего сохране­ния он обнесен забором. Находится он на берегу реки, между Сенатом и дворцом Гага­рина. Живя в нем, царь начертал план города, измерил берега реки, ее рукава и ка­налы». (Из записок очевидца).
 

Красные хоромцы. Домик Петра I

Красные хоромцы. Домик Петра I

Чтобы ускорить строительство новой столицы, Петр I приглашал в Россию архитекторов из разных стран. Первым стал Доменико Трезини, итальянец по происхождению и школе, всю свою жизнь посвятивший созданию Северной столицы. Как правило, выбор императора останавливался на крупных мастерах своего времени, таких, как немецкий ваятель и зодчий А. Шлютер, француз Ж.-Б.-А. Леблон, итальянцы Н. Микетти и Г. Киавери. Город сразу же стремились возводить не хаотично, а планомерно под руководством архитекторов, с обязательной разработкой планов разных частей города.
 

Д. Трезини. Летний дворец Петра I. 1710–1712

Летний дворец Петра I расположен у слияния Большой Невы и Фонтанки. В начале XVIII в. был окружен водой с трех сторон, так как имел еще маленькую гавань («гаванец») для небольших судов со стороны южного фасада. Двухэтажное кирпичное здание с четырехскатной железной крышей увенчано медным флюгером в виде Георгия Победоносца, поражающего копьем змия. По углам крыши – водостоки в виде крылатых драконов, сделанные из прорезного железа. Отделочные работы, в которых принимали участие А. Шлютер (до 1714 г.). Г. И. Маттарнови, И. Ф. Браунштейн и другие, продолжались до середины 1720-х гг.

Д. Трезини. Летний дворец Петра I. 1710–1712. Фотография

Д. Трезини. Летний дворец Петра I. 1710–1712. Фотография

Рельеф «Юпитер борется с морскими чудовищами». Летний дворец Петра I

Рельеф «Юпитер борется с морскими чудовищами». Летний дворец Петра I

Рельеф «Похищение Европы Юпитером». Летний дворец Петра I

Рельеф «Похищение Европы Юпитером». Летний дворец Петра I

Рельеф «Бой Персея с Медузой». Летний дворец Петра I

Рельеф «Бой Персея с Медузой». Летний дворец Петра I

Вход обрамлен порталом из черного мрамора, над которым – барельеф, изображающий Минерву с военными трофеями. Основным украшением фасадов дворца Петра I являются 28 барельефов, исполненных в редкой технике ручной намазки, расположенные в рамках между окнами первого и второго этажей.Тема изображений – прославление морской силы России. Как и любое жилье, отвечающее вкусам Петра I, его дворец невелик: 26,5 х 15,5 м; высота двух этажей – 8,1 м; высота до конька крыши – 13,3 м; высота комнат – 3,3 м. Планировка обоих этажей одинаковая. Первый этаж занимал сам Петр I, второй – его жена Екатерина. Дворец предназначался только для летнего жительства (с мая по октябрь), поэтому в нем тонкие стены и одинарные рамы. Во дворце всего 14 комнат, две поварни, два внутренних коридора. Расположение комнат – анфиладное, а служебные помещения сообщаются с внутренним коридором.

Рельеф «Аполлон и Дафна». Летний дворец Петра I

Рельеф «Аполлон и Дафна». Летний дворец Петра I

Рельеф «Амур и морской слон». Летний дворец Петра I

Рельеф «Амур и морской слон». Летний дворец Петра I

Рельеф «Аталанта и Гиппомен». Летний дворец Петра I

Рельеф «Аталанта и Гиппомен». Летний дворец Петра I

«Август. В 18 день в Петербурге на Летнем дворе его величества почали бить сваи под каменное здание». Походный журнал 1710 г.

В интерьерах дворца использованы новые для России декоративные приемы – отделка изразцовыми панелями, деревянные облицовки с элементами ордерной системы, резные панно, монументельно-декоративная сюжетная и орнаментальная живопись, лепка. Семь комнат Летнего дворца сохранили на потолках плафоны с многофигурными композициями, исполненными Г. Гзелем и его русскими учениками в технике масляной живописи, ранее почти неизвестной в России.
 

Неизвестный художник. Медальон «Азия». Зеленый кабинет. Летний дворец Петра I

Неизвестный художник. Медальон «Азия». Зеленый кабинет. Летний дворец Петра I

Письменный стол. Фрагмент. Кабинет Петра I. Летний дворец

Письменный стол. Фрагмент. Кабинет Петра I. Летний дворец

Столовая. Летний дворец Петра I

Столовая. Летний дворец Петра I

Зеленый кабинет. 1714 – 1720-е гг. Летний дворец Петра I

Зеленый кабинет. 1714 – 1720-е гг. Летний дворец Петра I

Зеленый кабинет дворца интересен как редкий дошедший до нас ансамбль отделки парадного помещения, дающий представление о стиле «петровского барокко» в интерьере: в кабинете выполнена отделка стен деревом, окрашенным в светлый зеленый цвет, и живописными вставками, панно, десюдепортами. Роспись по дереву исполнена маслом в технике гризайль. Известно, что в эти годы во дворце работали художники Г. Адольский, О. Кулагин, М. Воровский, А. Захаров, резчик И. Петров. В деревянную обшивку стены встроены остекленные шкафы для коллекции раритетов, положившей начало музейному собирательству в России.

Г. Гзель. Плафон «Триумф России». 1719. Вторая приёмная. Летний дворец Петра I

Г. Гзель. Плафон «Триумф России». 1719. Вторая приёмная. Летний дворец Петра I

Один из семи живописных плафонов, исполненных Г. Гзелем. В XIX в. имел название «Целомудрие. Любовь государя к народу. Власть и Верность». Аллегорическая композиция из трех сидящих женских фигур в окружении амуров с различными атрибутами прославляет процветание государства. Центральная фигура, опирающаяся на земной шар, со скипетром олицетворяет могущество правителя. Фигура справа (с крестом) символизирует Религию, поддерживающую государство, слева (с колосьями) – Плодородие и Богатство.

Летний сад

В 1704 году Петр I  приказал разбить для себя большой сад, подобный знаменитым западноевропейским паркам того времени, и сам наметил его первоначальный план. Над осуществлением проекта работали  русские и иностранные архитекторы и садовники: И. Матвеев, Д. Трезини, Ж.-Б. Леблон, А. Шлютер, М. Земцов, Ф.-Б. Растрелли, садовники Я. Роозен, И. Сурьмин, К. Шредер, И. Яковлев, П. Лукьянов и другие. Уже через несколько лет своего существования Летний сад стал центром политической и официальной жизни, придворных церемониалов и торжеств.

Главная аллея до реконструкции. Летний сад. Фотография. 2008

Главная аллея до реконструкции. Летний сад. Фотография. 2008

В 1777 г. сад был сильно поврежден наводнением и ураганом. До наших дней сохранились основная строго геометрическая планировка сада и его богатейшее скульптурное убранство. Коллекция большей частью венецианской скульптуры, в состав которой входят произведения известных итальянских скульпторов П. Баратта, Д. Бонацца, Д. Гропелли, Д. Зорзони, О. Маринали, А. Тарсия и других, приобретена в 1717-1724 гг.

Из «Описания С.-Петербурга 1716–1717 гг.: «Дворец «находится в саду, который, учитывая особенности местности и краткость времени, прошедшего с его возникновения, выглядит хорошо, и недостатков в нем нет. В 1716 году дом окружали каналом, в саду повсюду по ходу дорожек устроили шпалеры и установили прекрасные белые мраморные статуи».
 

Фонтан Коронный. Французский партер. Летний сад. 2012

Фонтан Коронный. Французский партер. Летний сад. 2012

Из Дневника Берхгольца (9 июля 1721 г.): «Там (в саду) есть все, что только можно желать для увеселительного сада. Особенно украшают его драгоценные мраморные фонтаны и находящаяся между ними статуя Венеры, которой будто бы 2000 лет и которая, как говорят, куплена у папы за 3000 скуди и подарена царю». (Венера Таврическая, Государственный Эрмитаж)

Неповторимый облик Санкт-Петербурга, своеобразие дворцов, общественных зданий, парков свидетельствуют о творческом освоении строителями города иноземных образцов, сохранении лучших национальных традиций.
 

Дворцовая аллея. После реставрации. Фотография. Летний сад

Дворцовая аллея. После реставрации. Фотография. Летний сад

Скульптура

Б.К. Растрелли. Памятник Петру I. 1716–1800

Б.К. Растрелли. Памятник Петру I. 1716–1800

Возникновение скульптуры, в том числе объемного изображения человека в России, связано также с Петровской  эпохой. Издревле присущее русскому человеку умение обрабатывать дерево, знание всех его тайн и возможностей, владение техникой объемной резьбы, проявившееся, в частности, в резьбе иконостасов XVII века, подготовили почву для быстрого освоения новых видов и жанров пластического искусства, особенно круглой скульптуры, неприемлемой ранее русской церковью. Общепринятый в искусстве Европы язык символов и аллегорий, почерпнутых из античной мифологии, прижился в России. Это было ступенью приобщения  к европейской культуре, в том числе античной. Развивались все направления и жанры скульптуры: монументальная (круглая и рельефная), портрет, декоративная, садово-парковая и медальерная пластика.

Б.К. Растрелли. Памятник Петру I. Фрагмент. 1716–1800

Б.К. Растрелли. Памятник Петру I. Фрагмент. 1716–1800

Б.К. Растрелли. Памятник Петру I. Фрагмент. 1716–1800

Б.К. Растрелли. Памятник Петру I. Фрагмент. 1716–1800

Б.К. Растрелли. Памятник Петру I. Фрагмент. 1716–1800

Б.К. Растрелли. Памятник Петру I. Фрагмент. 1716–1800

В 1720-х годах возникают идеи создания монументальных скульптурных памятников: триумфального столпа и конного монумента Петра I. Над воплощением этих идей работали многие архитекторы и скульпторы, жившие в то время в Петербурге: Б.-К. Растрелли, Н. Пино, К. Оснер, Н. Микетти.

Б. К. Растрелли приступил к созданию проекта конной статуи Петра I сразу же по приезде в Россию в 1716 году. Растрелли в итоге долгих поисков создал лаконичный и возвышенный, идеальный образ реформатора и полководца, восходящий к знаменитому античному образцу – памятнику Марку Аврелию на Капитолии в Риме. Скульптор изобразил Петра I подчеркнуто властным, в парадном одеянии римского воина, с лавровым венком триумфатора. Главная часть памятника – бронзовая конная статуя была отлита только в 1740–е годы, но по модели, исполненной скульптором в 1720–1724 гг., а установлена на площади перед Михайловским замков в Петербурге лишь в 1799 году по приказу Павла I.
 

Б.К. Растрелли. Князь А.Д. Меншиков. 1716–1717. Русский музей, Санкт-Петербург

Б.К. Растрелли. Князь А.Д. Меншиков. 1716–1717. Русский музей, Санкт-Петербург

Б. К. Растрелли. Портрет Петра I. 1723 – 1730

Самым совершенным произведением Растрелли в жанре скульптурного портрета стал бюст Петра I. Император изображен в парадном доспехе с лентой ордена Андрея Первозванного; на доспехе (по центру и внизу) рельефное изображение Полтавской баталии; на одном из щитков на груди – эпизод того же сражения, на другом – аллегория, символизирующая создание новой России. Барочные приемы – поворот торса, трактовка развевающихся складок одежды, резкий поворот головы – виртуозно использованы мастером для передачи динамичного и стремительного характера, его непреклонной воли и неукротимой энергии. Этот портрет интересен в иконографическом отношении, являясь достоверным свидетельством того, как выглядел Петр I в зрелом возрасте.

Б.К. Растрелли. Портрет Петра I. 1723–1730. Русский музей, Санкт-Петербург

Б.К. Растрелли. Портрет Петра I. 1723–1730. Русский музей, Санкт-Петербург

«По указу его императорского величества делал я портрет его (. . .) При которой работе трудился я с первого числа августа сего 723 году и ныне помянутой партрет к выливанию из меди уже готов и материалы потребные к тому выливанию, также место и работные люди мне даны». Донесение Растрелли (1723).

Б.К. Растрелли. Портрет Петра I. Фрагмент. 1723–1730. Русский музей, Санкт-Петербург

Б.К. Растрелли. Портрет Петра I. Фрагмент. 1723–1730. Русский музей, Санкт-Петербург

Б.К. Растрелли. Портрет Петра I. Фрагмент. 1723–1730. Русский музей, Санкт-Петербург

Б.К. Растрелли. Портрет Петра I. Фрагмент. 1723–1730. Русский музей, Санкт-Петербург

«Царь был очень высокого роста, очень строен, довольно худощав, лицо круглое, большой лоб, красивые ресницы, небольшой нос, толстый на конце, довольно крупные губы, красноватый и темный цвет лица, прекрасные черные глаза, большие, живые проницательные, красиво сидящие, взгляд величественный и милостивый,  когда было угодно царю, иногда же суровый и дикий (. . .) В нем соединялось поразительное истинно царское величие, необыкновенно деликатное, сдержанное, и высшей степени обходительно вежливое (. . .) поражал своей необыкновенной любознательностью, и она неизменно была направлена на вопросы правления, торговли, просвещения и администрации». «Записки» Сен-Симона

Живопись

Неизвестный художник. Портрет Я.Ф. Тургенева. Конец XVII – начало XVIII в. Русский музей, Санкт-Петербург

Неизвестный художник. Портрет Я.Ф. Тургенева. Конец XVII – начало XVIII в. Русский музей, Санкт-Петербург

Неизвестный художник конца XVII – начала XVIII в. Портрет Андрея Бесящего (А.М. Апраксина). Русский музей, Санкт-Петербург

Неизвестный художник конца XVII – начала XVIII в. Портрет Андрея Бесящего (А.М. Апраксина). Русский музей, Санкт-Петербург

Определенную роль в развитии портретного жанра в русском искусстве сыграло знакомство с мировой портретной живописью (поначалу главным образом через гравюру). В европейских странах в XVII веке наряду с декоративным репрезентативным портретом, яркими образцами которого являются отдельные полотна А. Ван-Дейка, барочные «портреты-апофеозы» И. Риго, придворного живописца Людовика XIV, широкое распространение (особенно в Голландии) получил также реалистический интимный портрет. Его главной задачей было психологическое раскрытие образа.

Начало XVIII века – время возникновения новой русской живописи, светской по содержанию, реалистической по форме. Появляются и получают распространение новые жанры и виды живописи: портрет, батальные композиции, миниатюра. Можно говорить о зарождении исторической и бытовой картины. Но главное место в живописи петровского времени, безусловно, принадлежит портрету. Именно в нем русские художники достигли первых крупных успехов, именно в нем нашли отражение характерные для эпохи представления о значимости человеческой личности, о ее достоинствах. Интерес к человеку вне зависимости отчего рода и сана, вера в его силы и способности обусловили быстрое развитие портрета. В русском искусстве интерес к человеку, к определенной конкретной личности возникает уже в XVII веке – именно он обусловил появление первых портретных изображений, так называемых «парсун» (от слова «персона»).

И.Н. Никитин. Петр I на смертном ложе. 1725. Государственный Русский музей, Санкт-Петербург

И.Н. Никитин. Петр I на смертном ложе. 1725. Государственный Русский музей, Санкт-Петербург

И.Н. Никитин. Портрет напольного гетмана. 1720-е. Русский музей, Санкт-Петербург

И.Н. Никитин. Портрет напольного гетмана. 1720-е. Русский музей, Санкт-Петербург

В числе первых петровских пенсионеров,  отправленных в Европу, был Иван Никитин, который в 1714 году  заканчивает Флорентийскую Академию художеств, а вернувшись в Россию, с 1721 года становится любимым придворным «гоф-малером» Петра Великого, везде следуя за царем с мольбертом и кистью. По возвращении из Италии, Никитин в своих работах полностью отходит от традиций парсуны, от ее условного языка.

И.Н. Никитин. Портрет Петра I. Первая половина 1720-х гг. Государственный Русский музей, Санкт-Петербург

И.Н. Никитин. Портрет Петра I. Первая половина 1720-х гг. Государственный Русский музей, Санкт-Петербург

Предполагается, что так называемый «Портрет Петра в круге» был выполнен с натуры во время военного похода. Тому есть подтверждение в «Походном журнале» от 3 сентября 1721 года: «На Котлине острову перед литургией писал его величества персону живописец Иван Никитин». Хотя у ряда специалистов есть сомнения в принадлежности полотна кисти этого художника, трудно предположить, кто еще мог создать образ такой глубины, силы, величия и вместе с тем такого трагического духовного одиночества, кроме Никитина, человека, с детства знавшего императора и искренне любившего его. Из темного фона выступает «лик» Петра с трагическим выражением темных глаз под густыми черными бровями. Если изображение Петра в круге действительно принадлежит кисти Никитина, скорее представляется, что оно могло быть исполнено в последний год жизни императора, омраченный болезнями, семейными невзгодами, впервые коснувшимися его взаимоотношений с Екатериной, а главное невеселыми мыслями о том на кого оставляет он Россию.

И.Н. Никитин. Портрет барона С.Г. Строганова. 1726. Государственный Русский музей, Санкт-Петербург

И.Н. Никитин. Портрет барона С.Г. Строганова. 1726. Государственный Русский музей, Санкт-Петербург

Никитин пишет в 1726 году одно из немногих подписных произведений в творчестве мастера – Портрет молодого барона С. Г. Строганова. Обратившись к распространенной композиции европейского рокайльного портрета, мастер придает молодому человеку изысканную, несколько жеманную позу, подчеркнув  молодость и характерные психологические черты сына одного из богатейших людей своего времени. Портрет отличается умелым композиционным построением, помогающим раскрыть образ галантного и изящного придворного. Особо следует обратить внимание на удачное колористическое решение портрета, придающее особую живость полному обаяния лицу Строганова, мягко выступающему на темном фоне.

Луи Каравак. Портрет царевны Натальи Петровны. 1722–1723. Русский музей, Санкт-Петербург

Луи Каравак. Портрет царевны Натальи Петровны. 1722–1723. Русский музей, Санкт-Петербург

Луи Каравак. Портрет царевен Анны Петровны и Елизаветы Петровны. 1717. Русский музей, Санкт-Петербург

Луи Каравак. Портрет царевен Анны Петровны и Елизаветы Петровны. 1717. Русский музей, Санкт-Петербург

Разговор о живописи петровского времени будет неполным, если не упомянуть о большом числе иностранных живописцев, работавших в России в те годы. Среди них – Луи Каравак, француз по национальности, приехавший в Петербург в 1715 году по приглашению ПетраI и проживший здесь около 40 лет, до самой смерти.

Одна из лучших работ Луи Каравака – двойной портрет царевен Анны Петровны и Елизаветы Петровны (1717).
 

Девятилетняя Анна и восьмилетняя Елизавета представлены в образе маленьких Флор. Елизавета Петровна поднимает цветок над головой старшей сестры, которая держит на коленях корзинку с цветами. Жесты и выражения лиц, костюмы и обстановка, аксессуары и фон в этом портрете, создают своеобразное сочетание непринужденности и манерности. Яркие цветовые пятна характерны скорее для русской живописи, но изысканность и грациозность движений, театрализация жестов более присущи западноевропейскому искусству.

Через два года царевен будут уже сватать. В 1719 году французский консул в России писал в Париж Людовику XV: «Царь рассчитывает заключить с королем союз и убедить со временем Его Величество принять в супружество принцессу, его младшую дочь, очень красивую и хорошо сложенную особу; ее можно бы даже назвать красавицей, если бы не рыжеватый цвет волос, что, впрочем, может, измениться с годами, она умна, очень добра и великодушна. Старшая же принцесса – вылитый портрет царя-отца, слишком экономна для принцесс и хочет обо всем знать».
 

Иоганн Готфрид Таннауэр. Петр I в Полтавской битве. 1724–1725. Русский музей, Санкт-Петербург

Иоганн Готфрид Таннауэр. Петр I в Полтавской битве. 1724–1725. Русский музей, Санкт-Петербург

Иоганн Готфрид Таннауэр. Портрет царевича Алексея Петровича. 1710. Русский музей, Санкт-Петербург

Иоганн Готфрид Таннауэр. Портрет царевича Алексея Петровича. 1710. Русский музей, Санкт-Петербург

Саксонец Таннауэр, один из первых приглашенных Петром I иностранных художников, большую часть своей жизни прожил в России. В его творчестве ясно прослеживаются элементы западноевропейского барокко, но портретные характеристики персонажей его исторических картин, таких как «Петр I в Полтавской битве», очень реалистичны и имеют необыкновенное сходство. Петр I изображен в строевом облачении лейб-гвардии Преображенского полка с орденом  Св. Андрея Первозванного (лента и звезда). Битва русской армии под командованием Петра I со шведской армией Карла XII состоялась 27 июня 1709 года под Полтавой и закончилась полным разгромом шведов. На картине изображен последний этап боя, когда шведская армия панически бежит от преследующего его русского войска в Будищенский лес. Художник широко использует «барочный язык» аллегорий и символов.    Фигура трубящей Славы, которая венчает царя-полководца лавровым венком, органично вписана в композицию портрета-картины.

Графика

И.Ф. Зубов. Аллегорическое изображение коронования Екатерины. 1724

И.Ф. Зубов. Аллегорическое изображение коронования Екатерины. 1724

П. Пикарт. Конный портрет светлейшего князя А.Д. Меншикова Конец 1705 – начало 1706

П. Пикарт. Конный портрет светлейшего князя А.Д. Меншикова Конец 1705 – начало 1706

Рисунок играл в искусстве петровского времени роль скорее служебную, подчиненную. Графика этого периода представляет собой эскизы, наброски, чертежи архитектурных сооружений. И тем не менее в творчестве крупнейших мастеров – К. Б. Растрелли, Н. Микетти, Ж. Б.-А. Леблона, Н. Пино – даже наброски, эскизы и чертежи проектов, рисунки шаблонов могут рассматриваться как самостоятельные произведения искусства. Обладая высокими художественными достоинствами, они представляют еще и бесценный материал для изучения архитектуры петровского времени, отражающий эволюцию архитектурной мысли, стиль и новые пути ее развития.  Особое место в изобразительном искусстве первой четверти  XVIII века занимала гравюра, ставшая одним из самых распространенных видов искусства.

Ведущим и наиболее талантливым среди русских граверов был А. Ф. Зубов. Значительностью созданных образов и техническим мастерством он превзошел не только отечественных, но и мастеров-иностранцев, работавших в России. Шедевром в наследии Зубова считается огромная «Панорама Петербурга», 1716, состоящая из нескольких листов. Не зная еще воздушной перспективы и пользуясь только средствами линейного построения, Зубов развертывает панораму Невы в виде ленты, как бы заставляя зрителя проплыть по Неве и познакомиться с городом.

А.Ф. Зубов. Вид Санкт-Петербурга. 1727

А.Ф. Зубов. Вид Санкт-Петербурга. 1727

И.Ф. Зубов. Ботик Петра I. Вид с правого борта. 1722

И.Ф. Зубов. Ботик Петра I. Вид с правого борта. 1722

А.Ф. Зубов. Свадьба Петра I и Екатерины. 1712

А.Ф. Зубов. Свадьба Петра I и Екатерины. 1712

Среди других работ Зубова, поражающих разнообразием тем, необходимо отметить один из первых листов в русском искусстве с изображением интерьера «Свадьба Петра I и Екатерины 19 февраля 1712 года в Петербурге» (1712). В огромном, с большими окнами зале дворца, украшенном венецианскими зеркалами и росписями, за столами, составленными в огромный круг, сидят друг против друга дамы и кавалеры в костюмах европейского кроя.

Наиболее отличительным свойством гравюр петровского времени был их документальный характер, прославляющий деяния Великого императора.

Миниатюра

Наряду с живописным портретом в первой четверти XVIII века получил широкое распространение еще один новый вид искусства – портретная миниатюра, исполнявшаяся на эмали по золотой или медной основе. Эмаль, или как ее тогда называли – финифть, была известна в России еще с XII века, но использовалась в чисто декоративных целях – для украшения бытовых и, главным образом, церковных предметов.

Неизвестный автор. Портрет Петра I. Начало XVIII в.

Неизвестный автор. Портрет Петра I. Начало XVIII в.

Г.С. Мусикийский. Портрет Петра I. 1721

Г.С. Мусикийский. Портрет Петра I. 1721

Историки обычно связывают появление портретной миниатюры в России с именем Петра I, который, будучи в Англии в 1698 году, встретился с известным миниатюристом Ш. Буатом и заказал ему несколько своих эмалевых портретов с оригинала Г. Кнеллера. Вернувшись на родину, царь дал указание подготовить в этой новой для России области искусства отечественных мастеров.

Широкое распространение западно-европейского портрета (особенно в гравюре) в России начала XVIII столетия, развитие портретного жанра в русской живописи способствовали развитию портретной миниатюры. Нельзя забывать при этом о традициях существовавшего на Руси на протяжении многих веков финифтяного дела, особенный подъем которого приходится на XVII столетие. Безусловно, навыки и опыт «финифтяников» лежат в основе быстрого и блестящего расцвета русской портретной миниатюры на эмали в начале XVIII века.