Портрет. Методическое пособие по проведению экскурсии

Портрет. Методическое пособие по проведению экскурсии

В. А. Серов. Портрет О. К. Орловой. 1911. Русский музей, Санкт-Петербург

В. А. Серов. Портрет О. К. Орловой. 1911. Русский музей, Санкт-Петербург

В. А. Серов. Портрет О. К. Орловой

Выдающимся мастером портрета был Валентин Александрович Серов. Однако попытки критиков назвать его портретистом неизменно вызывали у него раздражение. «Я не портретист. Я просто художник», – повторял Серов. Но у него и в самом деле было особое отношение к портрету.
Портреты Стасова кисти Репина и княгини Орловой кисти Серова демонстрируют разные принципы работы художника над живописным портретом, что зависит от творческого замысла и индивидуальности мастера. В итоге портрет может выражать непосредственное, эмоциональное отношение автора к модели (И. Е. Репин «Портрет В. В. Стасова») или стать результатом длительной углубленной работы над композицией и содержанием портретного образа (В. А. Серов «Портрет О. К. Орловой»). Постарайтесь показать это на примере портрета Орловой, анализируя его композицию, живописные качества и особенности характеристики образа.

Работая над портретом, Серов часто увлекался идеей, сложным замыслом, в котором стремился воплотить самую суть человека как яркого самобытного явления. Задумывая портрет как картину, как сложную и оригинальную композицию, Серов долго и мучительно его писал. Для иллюстрации этой черты его творчества можно показать в целом его портреты З. Н. Юсуповой, С. М. Боткиной, Ф. Ф. Юсупова и др.

Длительный поиск, многочисленные подготовительные наброски, даже предварительные эскизы – характерная особенность работы Серова над каждым портретом. Как непохоже это на Репина: вспомните написанный в два дня портрет Стасова, идея которого, кажется, возникла совершенно случайно («…по случаю Троицына и Духова дней музеи были закрыты»).

Мучительным и трудным путем шел Серов к «сути явления». Порою он просто влюблялся в модель как в счастливую возможность воплотить увлекшую его идею.

Портрет княгини Орловой – один из шедевров русской живописи начала XX века. Известна особая увлеченность Серова возникшим замыслом. Княгиня путешествовала, и художник «гонялся за нею по всей Европе», упоминая буквально в каждом письме: «Орлова, кажется, здесь, я как будто ее встретил – завтра пойду к ней», «надо писать Орлову. Ее здесь нет… Надо торопиться с отправкой портрета в Рим», «Орлова, оказывается, еще в Париже…»

Изображенная среди богатых изысканных предметов на фоне светлой стены просторного зала княгиня смотрит на нас с выражением нескрываемого высокомерия и холодной учтивости. И сколько бы мы ни всматривались в ее лицо, взгляд остается тем же – презрительно-высокомерным. Так что же, в таком случае, так манило и завораживало художника, что заставляло его следовать за своей моделью буквально «по пятам», неудержимо влекло к ней? Она вдохновляла его на яркую, острую, емкую характеристику, что так любил Серов, и что отвечало серовскому пониманию портрета.

Посмотрите, как гармоничны форма и содержание во всем облике княгини, как соответствует высокомерная холодность взгляда вычурности позы и экстравагантности костюма! В княгине Орловой была та особая «стильность», которая позволила художнику создать образ не только индивидуальный, но и типичный. Орлова – воплощение высшего аристократического света, особого мира – блестящего, великолепного, но начисто лишенного душевной теплоты, мягкости, простоты. Для Серова как для художника этот мир был интересен, заманчив. Он таил в себе богатые возможности тем, сюжетов, характеристик, блестящей живописности. Художник восхищается и обличает, любуется и сурово судит.

Остановитесь на живописных качествах портрета и на его композиции, особое внимание обратив на цветовой и линейный ритм, придающий остроту характеристике. Рассмотрите фрагменты живописи – сначала на допустимо близком расстоянии, затем постепенно удаляясь, – чтобы почувствовать живописное мастерство, которым блестяще владел В. А. Серов.

Необыкновенное наслаждение – рассматривать живописные фрагменты картины! На близком расстоянии мы видим, что художник пишет широкой кистью, не прописывая детали. Но как ему удается при этом создать впечатление перламутровой многоцветности жемчужной нити, мягко скользящего меха, блестящего лака черных туфель, переливов атласного платья, матового блеска фарфоровой вазы, теплого отсвета золоченых рам!

Тонкие длинные пальцы княгини, нанизывающие жемчужную нить, – это всего лишь два-три красочных мазка, но положенных безукоризненно точно по своему рисунку, тону и цвету.

А теперь попробуем посмотреть на портрет издали: постепенно удаляясь от него, мы с удивлением замечаем, как вся эта сложная и разнообразная живописность воспринимается теперь крупными цветовыми массами, силуэтами больших цветовых пятен. Вот тут-то и начинает в полную силу звучать ритмический язык картины, ее композиция. В ней нет скучной симметрии, но есть художественная соразмерность, в основе которой – внутренняя напряженность, энергия. Напряженно-колючий силуэт фигуры, посаженной между острыми очертаниями фарфоровой вазы и картинной рамы, спадающая с плеч меховая накидка, линейные изломы непомерно большой шляпы рождают беспокойное чувство, создают ощущение странности, нелепости облика. Ясно, что в сравнении с реальностью, в картине все заострено, чуть-чуть подчеркнуто, чуть-чуть усилено. Это тот самый случай, когда, глядя на портрет, говорят: более похож на человека, чем он есть в жизни.

Посмотрев портреты, созданные разными художниками (Ф. Рокотовым, Д. Левицким, И. Репиным, В. Серовым), мы убедились в том, как непохоже у каждого из них отношение к выбору модели, к задачам портрета. Это свидетельствует о том, что в искусстве портрета проявляется не только индивидуальность модели, но и индивидуальность самого художника. В этой связи можно предложить детям подумать и ответить на вопросы:

- Какая из двух составляющих – индивидуальность модели или индивидуальность автора – в искусстве портрета является наиболее значимой?

- Оправдано ли в искусстве портрета слишком явное проявление творческой индивидуальности автора, и не разрушается ли в таком случае самая суть портретного образа – объективная характеристика личности изображенного человека?

По всей вероятности, данные вопросы дадут повод для высказываний самых противоположных мнений. Итогом беседы на эту тему может стать знакомство с портретами М. А. Врубеля и И. И. Машкова.