«Мир искусства»

«Мир искусства»

Глава 1. Сергей Павлович Дягилев и его мечты о международных выставках, художественном обществе и журнале

Перед нами портрет Дягилева кисти Валентина Серова. Портрет не окончен. Серов был близок к «Миру искусства» и во многих работах, в основном, рисунках, запечатлел своих друзей. 

В.А. Серов. Портрет Дягилева. 1904. Русский музей, Санкт-Петербург

В.А. Серов. Портрет Дягилева. 1904. Русский музей, Санкт-Петербург

Сергей Павлович Дягилев родился 19 марта 1872 года в Новгородской губернии, где служил в кавалергардском полку его отец, Павел Павлович Дягилев. Рождение мальчика стоило жизни его матери – Евгении Николаевне, урожденной Евреиновой. Отцу новорожденного было в то время двадцать пять лет. Маленький Сергей оказался на руках няни Дуни, бывшей крепостной, нянчившей еще его мать. Она была преданным и любящим человеком и впоследствии всюду, до 1912 года, сопровождала обожаемого воспитанника. Вскоре после рождения сына Павел Павлович был переведён в Петербург. Через некоторое время он женился на Елене Валериановне Панаевой, которая стала для осиротевшего мальчика самым близким человеком. Сергей Павлович говорил о своей мачехе, что лучшей женщины он не встречал на земле. Вскоре в семье родились еще два сына – Валентин и Юрий. Когда Сергею Дягилеву исполнилось десять лет, Павел Павлович, блестящий кавалергард, был вынужден расстаться с Петербургом и переехать с семьей в свой родной город Пермь, потому что наделал много долгов. В Перми жил его отец, Павел Дмитриевич Дягилев. Он заплатил долги сына с условием, что тот переедет в Пермь. Таким образом, детство и юность Сергея Дягилева прошли в Перми, где его отец поступил в пехотный полк. Родительский дом был самым большим и самым известным в городе. Павел Дмитриевич любил искусство, собирал гравюры с картин Рубенса, Рембрандта, Рафаэля и альбомы с воспроизведений картин из музеев Парижа, Флоренции, Мюнхена. Сергей Дягилев с детских лет знал по этим альбомам многих художников. Семья Дягилевых была музыкально одаренной, в доме часто устраивались музыкальные вечера, привлекавшие всех интересующихся искусством. Павел Павлович мог спеть наизусть оперу Михаила Ивановича Глинки «Руслан и Людмила», Елена Валериановна также прекрасно пела. Маленький семейный кружок пополнился пермскими музыкантами и несколько раз в год давал благотворительные концерты в зале местного Благородного собрания. Сергей и его братья росли в атмосфере любви. Летом в загородное имение Дягилевых приезжали родственники с детьми разных возрастов, и дом наполнялся весельем.Сергей Дягилев учился в пермской классической гимназии, после окончания которой, он решил поступить в петербургскую Консерваторию по классу композиции. Юноша был к этому времени автором нескольких музыкальных произведений и хотел узнать мнение о них Николая Андреевича Римского-Корсакова.В 1890-м году Дягилев с няней Дуней приехал в Петербург. Он остановился в доме своей тетки, Анны Павловны Философовой. Анна Павловна была красавицей и общественной деятельницей, известной своими демократическими взглядами. Она участвовала в организации первых общеобразовательных женских курсов и – в 1878 году – высших женских Бестужевских курсов. С 1899 года Анна Павловна была даже председателем Международного совета женщин.

Сергей Дягилев оказался в обществе своего двоюродного брата – Дмитрия Владимировича Философова. Философов познакомил Дягилева со своими гимназическими товарищами – Александром Николаевичем Бенуа, Константином Андреевичем Сомовым и Вальтером Федоровичем Нувелем. Бенуа изображён сосредоточенным, погружённым в работу. Его портрет создал Сомов. 
Сам Сомов предстаёт в автопортрете сдержанным и замкнутым; Вальтер Нувель, спокойный и непринуждённый, написан Бакстом. 

Л.С. Бакст. Портрет В.Ф. Нувеля. 1895. Русский музей, Санкт-Петербург

Л.С. Бакст. Портрет В.Ф. Нувеля. 1895. Русский музей, Санкт-Петербург

Нувель был музыкант, Бенуа и Сомов – художники. Впоследствии эта группа друзей заняла большое место в жизни Дягилева и была связана с ним общей работой. Все они поступили в 1890 году на юридический факультет петербургского университета. Туда же поступил и Дягилев, после своего неудачного посещения композитора Н. А. Римского-Корсакова. Встреча оказалась неудачной для Дягилева потому, что он был довольно высокого мнения о своих музыкальных сочинениях, а композитор, ознакомившись с ними, посоветовал ему основательно поучиться. Вальтер Нувель вспоминал, что Дягилев, этот восемнадцатилетний юноша, сказал на прощание Н. А. Римскому-Корсакову: «Будущее покажет, кого из нас двоих история будет считать более великим».  С тех пор Дягилев занимался композицией с другим профессором. Нувель вспоминал также, что Дягилев обладал сильным и красивым голосом и брал частные уроки пения.  В своей квартире (на Галерной улице, 28) Сергей Павлович устраивал музыкальные вечера. Лето он проводил в имении Философовых под Псковом, в Пушкинских местах. Это обстоятельство имело для него особенное значение, так как Пушкин был его кумиром.

В начале 1890-х годов вместе со своим двоюродным братом Дмитрием Философовым Дягилев ездил несколько раз за границу. Посетили Берлин, Париж, Венецию, Рим, Флоренцию, Вену. Самое сильное впечатление произвели на Сергея Павловича Вена, Венеция и Флоренция. В 1895 году он поехал один и вернулся воодушевленным, полным желания сделать великое дело в искусстве. Во время поездок Сергей Павлович приобрел для себя коллекцию картин известных немецких живописцев и задумал устроить музей. Этот замысел остался неосуществленным, и Сергей Павлович занялся организацией выставок, которые явились ярким событием в общественной жизни Петербурга.

Сергей Дягилев изредка посещал кружок художественного образования, который организовал Александр Бенуа. Вскоре к ним присоединился еще один молодой художник – Лев Бакст. В этом кружке молодые люди читали друг другу лекции по истории искусства. Например, лекции Александра Бенуа были посвящены творчеству великих немецких живописцев XV–XVI веков – Альбрехту Дюреру, Лукасу Кранаху и Гансу Гольбейну, Вальтер Нувель читал об истории оперы, Лев Бакст – о русском искусстве, но вскоре увлекся античностью. Друзья собирались в доме Бенуа, хорошо известном в Петербурге.

В период организации первых выставок С. П. Дягилев решил создать художественное общество. В своей квартире на Литейном проспекте, 45, где он в это время жил, Сергей Павлович устроил собрание, куда пригласил несколько петербургских и московских художников и изложил им свой проект. Об этом событии он сообщил в мае 1897 года в письме к Александру Бенуа, находившемуся тогда в Париже: «Ты, конечно, понимаешь, кто входит в состав общества: петербургская молодежь, москвичи, которые страшно ухватились за мою мысль /…./. У нас 25 лет тому назад группа художников выделилась в новое общество «передвижников» и 17 лет тому назад образовалось особое акварельное общество. И то и другое не могли бодро выдержать столько лет на своих плечах. Они состарились. И если бы не небольшая кучка молодых передвижников – и эта лучшая из наших выставок так же обезличилась бы и пала, как выставки акварельная, академическая и все другие.

А между тем искусство наше не только не пало, но, может быть, наоборот, есть группа рассыпанных по разным городам и выставкам молодых художников, которые, собранные вместе, могли бы доказать, что русское искусство существует. Что оно свежо, оригинально и может внести много нового в историю искусств. Мне кажется, что теперь настал наилучший момент для того, чтобы объединиться и как сплоченное целое занять место в жизни европейского искусства. /…/ Собрание, отнесясь крайне сочувственно к моей идее, просило меня лишь о том, чтобы начало этому делу было положено не непосредственным образованием общества с его уставами, выборами членов и прочее, а устройством первый год выставки по моей частной инициативе, мотивируя это тем, что одному лицу легче, путем личного выбора и наблюдения, дать новому делу известную окраску и общий тон. Выставка эта должна служить объединением разрозненных сил и основанием для создания нового общества. /…/ Все предварительные расходы по выставке будут произведены мною, а чистый доход будет распределен в виде дивиденда между всеми выставляющимися художниками». 

После этой основательной подготовки и состоялась выставка русских и финских художников. Затем С. П. Дягилев собирался, по его словам, «выхолить русскую живопись, вычистить ее и, главное, поднести ее Западу, возвеличить ее на Западе» .

Мечта Сергея Павловича осуществилась. Вскоре после закрытия выставки русских и финских художников пришло приглашение от Комитета международной выставки «Сецессион» в Мюнхене с предложением устроить русский отдел на открывавшейся в Мюнхене 1 мая 1898 года ежегодной выставке . Выставка состоялась, и Дягилев опубликовал статью «Немецкая печать о русских художниках», в которой привел выдержки из газет. Он отметил, что немецкие критики восхищались более всего пейзажами, главным образом – картинами Левитана, Серова и Сомова. «Надо вообще заметить, – приводит Дягилев мнение одного из критиков, – что природу страны особенно выясняют не мотивы пейзажа, а то настроение, с которым художник подходит к природе и проникает в нее». Дягилев пишет, что в русской живописи немецкие авторы отметили «своеобразие», а в пейзажах нашли не только «меланхолию», но и «жизнерадостные» мотивы – в картинах Серова, Левитана и Сомова. В итоге Дягилев говорит о доброжелательных откликах на выставку . М. В. Нестеров в то же время сообщал в письме на родину: «В Мюнхене мы – русские – имеем шумный успех, мы – злоба дня, нас называют «гениальной провинцией» . Тем более странными кажутся высказывания Стасова о русских художниках на этой выставке: «на них не обратили никакого внимания. От них равнодушно отвернулись. У нас, дескать, и своих безобразников есть довольно и без ваших». 

Дягилев писал не только о выставках, но и о многих других проблемах искусства: об Академии художеств, о финских живописцах, о современных голландских художниках и о многом другом.

Успех выставок способствовал новой инициативе Дягилева: он задумал издание журнала. Этот замысел получил осуществление только благодаря активности Сергея Павловича. На пятом году пребывания в Петербурге он превратился в настоящего вождя для своих друзей, так как обладал теми качествами, которых не хватало его товарищам: энергией, увлеченностью, способностью к полной самоотдаче, неиссякаемым энтузиазмом. Друзья восхищались Сергеем Дягилевым. В том же 1897 году Александр Бенуа писал Вальтеру Нувелю: «Серёжами движется человечество, и честь им и слава /…/. А Серёжа, как хочешь, человек необыкновенный, и я ему кланяюсь». 

Устройство первых международных выставок показало масштабы начинаний Сергея Павловича. Вспомним, что ему было в то время всего 25 лет! В письме к Александру Бенуа от 8/20 октября 1897 года он писал: «Ты уже знаешь от Кости / К. А. Сомова /, что я весь в проектах один грандиознее другого. Теперь проектирую этот журнал, в котором думаю объединить всю нашу художественную жизнь, т. е. в иллюстрациях помещать истинную живопись, в статьях говорить откровенно, что думаю, затем от имени журнала устраивать серию ежегодных выставок, наконец, примкнуть к журналу новую развивающуюся в Москве и Финляндии отрасль художественной промышленности. Словом, я вижу будущее через увеличительное стекло. Но для этого мне надо помочь и, конечно, к кому мне обратиться, как ни к тебе». Далее С. П. Дягилев пишет, что он ждет от А. Н. Бенуа «по крайней мере» пять статей в год. 

Дягилев горячо взялся за издательские дела. Помогал ему в этом Дмитрий Философов. Редакция журнала помещалась в квартире Сергея Павловича на Литейном проспекте. (С конца 1900 года – был другой адрес – набережная Фонтанки, 11). На собрания в редакцию приходили не только друзья Дягилева, но и многие участники выставок, литераторы. Обычно присутствовало тридцать и более человек. В большой столовой за самоваром сидела няня Дуня и разливала чай. Друзья прозвали её «Ариной Родионовной». «И чай казался вкуснее с её появлением, и всему придавался какой-то благодушно-патриархальный оттенок, – вспоминал современник. – Арина Родионовна, с её коричневыми одеждами и неторопливыми движениями, вносила в столичную и «декадентскую» квартиру Дягилева отпечаток и уют старопомещичьей усадьбы. Это впечатление ещё усиливалось, когда сам хозяин иногда, сложив с себя «наполеоновское» обличие, появлялся за чайным столом попросту в обломовском халате – правда, изящно цветистом, – и оживлял беседу каким-нибудь забавным эпизодом из превосходно ему известной великосветской хроники или какой-нибудь интересной новинкой из области всё того же, никогда не забываемого «мира искусства». 

В те годы Л. С. Бакст написал знаменитый портрет «С. П. Дягилев с няней», получивший широкую известность. 

Л.С. Бакст. Портрет Дягилева с няней. 1906. Русский музей, Санкт-Петербург

Л.С. Бакст. Портрет Дягилева с няней. 1906. Русский музей, Санкт-Петербург

Сергей Павлович представлен в интерьере своей квартиры почти в полный рост, на первом плане. Художник использует композиционный прием, подчеркивающий значительность образа. Дягилев показан таким, каким его описывали современники: у него выразительное лицо, обрамленное темными волосами с ярко выделяющейся седой прядью, статная фигура и непринужденная поза. Перед зрителем, несомненно, выдающийся человек. Трогательный образ няни Дуни, скромно сидящей в глубине комнаты, вносит патриархально-помещичью, пушкинскую нотку в портрет.

Журнал, согласно замыслу Сергея Павловича, должен представлять собою произведение искусства, где все оформление – обложка, заставки, концовки – выдержано в едином стиле. Такое издание было бы уникальным явлением в книжном искусстве. В сущности, оно таковым и стало. Дягилев нашел даже подходящий шрифт – елизаветинских времен. Этот шрифт также способствовал созданию художественного синтеза. Субсидировать издание согласились Савва Иванович Мамонтов и княгиня Мария Клавдиевна Тенишева. Мамонтов – известный капиталист, строитель железных дорог и меценат, сам не чуждый искусству, основатель московского театра «Частная опера С. И. Мамонтова». Мария Клавдиевна Тенишева – художник, коллекционер, создательница музея изобразительного и прикладного искусства в Смоленске. С 1900 года финансовую помощь оказывал и император Николай II.
В ноябре 1898 года вышел из печати первый номер журнала, имя которому дали – «Мир искусства». Редактором был Сергей Павлович Дягилев, поставивший задачу охватить в журнале русскую и западноевропейскую художественную культуру прошлого и настоящего – живопись, скульптуру, графику, прикладное искусство, архитектуру, а также музыку и театр. Вскоре к редактированию журнала присоединился Александр Бенуа.

Музыкальной частью руководил Нувель. Он был хорошим пианистом, занимался историей музыки и работал чиновником особых поручений Канцелярии министерства императорского двора. Во время отсутствия Дягилева он принимал участие в редактировании журнала. Впоследствии, когда Дягилев жил и работал за рубежом, Нувель был его постоянным сотрудником. Нувель «был один из тех темных спутников ярких светил, о которых можно не только прочесть в астрономии, но и наблюдать их нередко в жизни /…/. По уму, вкусу, знаниям Нувель был совершенная «ровня» остальным; ему не хватало только специальных талантов, причем, в отличие от Дягилева, он не имел и таланта лидера. Но он был в высшей степени полезным и даже необходимым участником дела, будучи в той же степени, как его сотоварищи, «в курсе» происходившего созидания. Без Нувеля не обходилось ни одного редакционного совещания и не принималось никакого решения /…/. Все жизненные интересы Нувеля были сосредоточены на «Мире искусства» – журнале и выставках, как и после он сохранил эту свою жизненную линию, принимая самое близкое участие в театральном деле Дягилева».   В эмиграции Нувель много занимался и литературным трудом. 

Участие в работе журнала принимал и Лев Бакст, отвечавший за качество иллюстраций. Бенуа, который жил в это время в Париже, присылал статьи, посвященные обзору выставок.

Первый номер журнала показал его направленность и стремление издателей, как говорилось выше, сделать журнал настоящим произведением искусства. Авторами обложек были разные художники. На страницах журнала помещены фотографии с картин Исаака Ильича Левитана и Виктора Михайловича Васнецова.  Журнал открывался программной статьей Дягилева «Сложные вопросы», оформленной прекрасной заставкой работы В. М. Васнецова. В этой статье Дягилев рассматривал проблемы художественного творчества и утверждал необходимость именно творческого, а не пассивного отображения явлений жизни. При этом некоторые его высказывания носили несколько противоречивый характер. К примеру, в пылу полемики с защитниками социально направленного искусства Дягилев провозглашал свободу «бессознательного» творчества, не отражающего запросов общества. И тут же восклицал: «Кто же может отрицать общественное значение искусства, эту старую и неоспоримую истину!»  . Дягилев выступал не против реалистического искусства, а против мелкотемья и равнодушного отношения к чисто живописной стороне произведений. В этом же номере была опубликована статья Дягилева – «Выставка в Гельсингфорсе», в которой он подтверждал свои мысли, отметив, что финские художники «вникли в дух своего народа, а не грубо фотографически относились к его неприглядным сторонам». В статье «К выставке Васнецова», помещенной там же, Дягилев выделил как особо значительные черты произведений этого художника – духовность и обобщенность образов.

Вопросы к 1-й главе: С. П. Дягилев и его мечты о международных выставках, художественном обществе и журнале

1. Что вы запомнили о детстве С. П. Дягилева?
2. Какие интересы отличали семью С. П. Дягилева?
3. С какой целью С. П. Дягилев приехал в Петербург?
4. Какой деятельностью известна тётя С. П. Дягилева – Анна Павловна Философова?
5. Что представляли собой друзья Д. В. Философова – двоюродного брата С. П. Дягилева? 
6. Чем закончилась встреча С. П. Дягилева с Н. А. Римским –Корсаковым?
7. Куда поступил учиться С. П. Дягилев?
8. Чем интересовался С. П. Дягилев в заграничных путешествиях?
9. Какой кружок посещал С. П. Дягилев в Петербурге? Кто был его организатором?
10. Что писал С. П. Дягилев в письме к А. Н. Бенуа о задачах искусства?
11. Какими словами выражал А. Н. Бенуа своё восхищение С. П. Дягилевым? Мнение Бенуа о Дягилеве.
12. Что вы запомнили об издании журнала «Мир искусства»?
13. Какую роль играл А. Н. Бенуа в работе журнала?
14. Какая атмосфера была в редакции? Что вам понравилось? 
15. Опишите портрет Л. С. Бакста «С. П. Дягилев с няней» 1906 года.
16. Кто руководил музыкальной частью журнала? 
17. Какова была идейная направленность журнала по замыслу С. П. Дягилева?
18. Каким чертам художественного творчества Дягилев придавал особенное значение?
19. Какое художественное оформление отличало журнал?